ы
Нормально ли когда у подростка большая стопа
О сайте

Кандесартан рецепт на латинском

Самое лучшее
Публикации
Кандесартан рецепт на латинском
|| 31 May 2015, 02:13

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Бородино.

Бородино́ — деревня в Можайском районе Московской области, административный центр сельского поселения Бородинское[2].

Деревня расположена 12 км западнее Можайска на автомобильной трассе Можайск — Уваровка. Расстояние до ближайшей железнодорожной станции в посёлке Бородино — 4 км[3].

Впервые упоминается в 1601 году в Можайских Писцовых книгах[4][5]. Деревней последовательно владели Коноплёвы, Савёловы, Евдоким Щербинин, Давыдовы и императорская фамилия.

Мировую известность Бородино получило после Бородинского сражения Отечественной войны 1812 года, произошедшего в его окрестностях 26 августа (7 сентября) 1812 года.

В деревне Бородино расположена Церковь Смоленской иконы Божией Матери. Ранее располагался императорский дворец. Южнее деревни, на Бородинском поле у посёлков Бородинское Поле и Бородинского музея расположен «Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник».

Содержание

Село Бородино расположено в южной части Валуево-Старосельской ландшафтной местности[6]. В пределах территории села наблюдается два ландшафтных элемента: моренная полого-волнистая равнина и надпойменные террасы рек Колочи и Воинки[6]. Основную часть села занимает южный склон доминирующей над местностью возвышенности[6]. Нижняя часть склона имеет уклон 13-15°[6]. Западный склон возвышенности, который обращён к р. Войне, имеет более резкий уклон, заканчивающийся обрывистым берегом[6]. Западная часть села фактически находящаяся на второй надпойменной террасе за р. Войной располагается на юго-восточном пологом склоне водораздела рек Сетка и Война[6].

Ранняя история[править | править вики-текст]

Вид на Бородинское кладбище со второго этажа Церкви Смоленской иконы Божией Матери (2012-06-10).

Археологические данные говорят о заселении этих мест во второй половине I тысячелетия финскими, а затем славянскими племенами[7]. Хорошо сохранившиеся земляные валы городища I—II веков н. э. расположенного недалеко от деревни Горки можно считать первым по времени военно-историческим памятником Бородинского поля[7]. Однако первые письменные упоминания о деревне Бородино относятся к XVII веку.

Земли, на который расположилось село Бородино были присоединены к Московскому княжеству в начале XIV века и находились на порубежных с Литвой территориях через которые проходила древняя Смоленская дорога[8]. Крестьяне на этих землях занимались хлебопашеством — возделывали озимую рожь, яровой ячмень, овёс, пшеницу-ледянку, лён, коноплю и гречиху[8]. Их состояние оценивалось как «изрядное» и «средственное»[8]. Женщины, кроме полевых работ, занимались прядением льна и шерсти, ткачеством и вязанием «для своего употребления»[8]. Однако их владения часто страдали «от всяких бродяг и бунтовщиков и от поляков»[8]. Многие сёла после этого нашествия даже в конце XVIII века числились пустошами[8].

По некоторым данным сельцо Бородино впервые упоминается в Можайских Писцовых книгах в 1601 году[4][5]. До Смутных времён местность, где расположена деревня Бородино числилась как «погост Воздвиженский на государеве царёве земле на речке Вейне с церковью Воздвижения Креста Господня и приделом святителя Николая» у сельца Бородино[5][9] на этом погосте «в церкве образы и свечи и книги и всякое церковное строение было мирское приходных людей»[4].

До построения в Бородине собственного храма жители всей округи были прихожанами храма Воздвижения Креста Господня, находившегося на другом берегу речки Колочи при впадении в неё ручьёв Стонец и Прудки (Огник)[3]. Эта церковь с приделом (нижним храмом) в честь Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских была уничтожена в Смутное время, вероятнее всего в 1609 году[3]. После этого местные жители стали прихожанами в храме Вознесения Господня в селе Семёновском, также имевшем нижний придел во имя Николая Чудотворца[3]. Известия об этом храме обрываются в середине XVII века[3].

С начала XVII века, деревня была известна как владение первого русского царя из династии Романовых Михаила Фёдоровича, которое после 1613 года было подарено им как «Государево Царёво жалованье» «ястребнику» (должность в «царёвой охоте») можайскому городовому дворянину[4]Фёдору Коноплёву[3] сыну Василия Коноплёва, владевшим соседним сельцом — Шевардино[4][8][10]. Он принадлежал к служилому роду, представители которого упоминаются в документах конца ХVI века[4].

В 1626—1627 годах эта территория упоминается в Можайских Писцовых книгах письма и меры Никифора Неплюева и подьячего Алексея Берестова[10], как «место церковное, пашни лесом поросли»[9], а собственно Бородино, как сельцо Колоцкого стана Можайского уезда[4][8]. Тогда половина села Бородина — «место дворовое его вотченниково да четыре места дворовых крестьянских» была записана за Богданом Васильевичем Коноплёвым, который в 1595—1598 годах был губным старостой и имел двор в Можайске[4][10], а другая половина — «четыре места крестьянских и бобыльских» за его двоюродным братом (по другим данным — племянником[4][10]) Дмитрием Михайловичем Коноплёвым[4][10][11]. Село им дал Фёдор Васильевич Коноплёв в обмен на вклад, данный его братом Богданом при пострижении Фёдора, во иноках Федосея, в Пафнутьево-Боровский монастырь[10][11].

В 1646 году, после Богдана Васильевича Коноплёва «полсельца Бородина» было за Любимом (Онуфрием) Михайловичем Коноплёвым, братом Дмитрия Михайловича, а в 1666 году половиной села с господским двором владел его сын Дмитрий Онуфриевич, затем внук — Богдан Дмитриевич[4].

В 1666 году[10] Дмитрий Михайлович Коноплёв отдал свою половину села в приданное дочери Евфимии Дмитриевне, вышедшей замуж за будущего окольничьего Тимофея Петровича Савёлова (Савёлова-Верейского[10]) брата будущего Патриарха Московского Иоакима (Ивана Петровича Савёлова)[4][8][9][10][11].

Пять лет спустя в 1671 году к Петру Тимофеевичу переходит вторая половина Бородина, которую Богдан Коноплёв отдал в залог своего долга и не сумел выкупить[4][10]. В Писцовых книгах 1678 года село полностью числилось за Тимофеем Петровичем Савёловым[10] и представляло собой господский дом и четыре людских двора, где проживали 23 человека[4][8][10].

Будучи братом Патриарха Иоакима Пётр Тимофеевич Савёлов занимал всё более высокие посты при дворе: в 1676 году он стольник, 1678 — думный дворянин, 1689 — окольничий[10]. Кроме того, в период патриаршества брата являлся патриаршим боярином был воеводой в Трубчевске и Суздале[10]. По некоторым данным был также воеводой Можайска и адъютантом фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева[11], членом суда над царевичем Алексеем[12]. В это же время Пётр Тимофеевич расширяет свои владения в Можайском уезде: покупает за 200 рублей поместье Лаврентия Григорьевича Усова — половину сельца Семёновского, а в 1696 г. к нему переходит и часть Семёновского, принадлежавшая до этого Семёну и Якову Ануфриевичам Коноплёвым[10].

В 1697 году (1698?) Пётр Тимофеевич Савёлов начал строить в Бородино церковь[9][11]. 15 марта[10] 1699 года[4] Тимофей Петрович умер и был захоронен в Можайском Лужецком монастыре[10].

В 1701 году «февраля в 18 день выдан Антиминс по благословенной грамоте Можайского уезду сельца Бородина в новопостроенную церковь во имя Рождества Христова», вскоре после чего храм с приделом преподобного Сергия Радонежского был освящён[4][9][11].

По данным А. В. Горбунова, сыном Тимофея Петровича был Пётр Тимофеевич, который и продолжил строительство церкви[4].

По данным С. Р. Долговой, после смерти Тимофея Петровича владения в Можайском уезде переходят к его сыну Тимофею Тимофеевичу Савёлову, бывшему с 1689 года стольником, с 1713 года — подполковником, а с 1728 года — статским советником[10]. В конце жизни Тимофей Тимофеевич состоял членом Мастерской и Оружейной палат[10]. Умер он в 1741 году 73-х лет отроду[10]. Ему удалось несколько увеличить свои имения в Можайском уезде: в 1712 году он выменял у Ивана Бибикова принадлежавшую тому часть сельца Горки[10]. При нём в ревизских сказках 1723 года в селе Бородино впервые упоминается уже существующая церковь Рождества Христова[10]. По данным С. Р. Долговой, единственным наследником Тимофея Тимофеевича был сын — Пётр Тимофеевич, который служил в конюшенном ведомстве, имел поместья в Московской, Владимирской и Саратовской губерниях, и являлся обладателем 8000 душ крепостных[10]. В Можайском уезде в наследство от отца ему достались село Бородино и деревни Семёновское и Горки[10]. Пётр Тимофеевич продолжал деятельность отца по расширению имения, приобрёл сельцо Маслово, принадлежавшее до этого его двоюродному дяде — капитану Ивану Иоилиевичу Коноплёву, двоюродным дядей[10]. Маслово того времени представляло собой сельцо, где стояли господский дом, окружённый садом с большим количеством плодовых деревьев, и 14 крестьянских дворов, с 92 жителями[10].

После смерти Петра Тимофеевича Бородинская земельная дача с деревнями Горки и Семёновское неоднократно дробилась, переходила из рук в руки между его потомками и другими владельцами[4]. С 1746 года селом владела его вдова Афинья Семёновна[12] и родные братья Тимофей и Афанасий, потом их дети Пётр Тимофеевич, Автомон и Алексей Афанасьевичи, затем их дети Николай Петрович и Василий Автомонович[11].

«В 1766 году августа 31 дня первоклассным землемером коллежским асессором Александром Колобовым» было произведено межевание[4]. Его материалы использовались в XIX века для специального размежевания, в частности, отмежевания Бородинского императорского имения в 1838 году[4]. В селе Бородино тогда находились «дом господский деревян на каменном фундаменте», конский завод, две водяные мельницы, а также 16 крестьянских дворов, где проживало 78 мужчин и 74 женщины, через село проходила столбовая дорога из Москвы в Смоленск (Новая Смоленская дорога)[4].

В 1768 году принадлежавшая последнему из потомков Савёловых часть села была продана с аукциона за долги Евдокиму Алексеевичу Щербинину[11], дочь которого, Елена, вышла замуж за Василия Денисовича Давыдова[8].

«Экономические примечания» 1774 года содержат лишь общие сведения о владельцах Бородинской дачи: «Село Бородино с деревнями и пустошьми общего владения реченых господ Щербинина, Колычева и лейб-гвардии Конного полка подпоручика Николая Петрова сына Савёлова 1912 дес., 712 саж., 199 душ», к общему владению которых относился «погост Воздвиженский»[4][8].

В 1798 году (по другим данным в 1799 году[3]) отставной бригадир Василий Денисович Давыдов (1747—1808), соратник Суворова купил имение с господским домом[9][11] на имя своей дочери Александры Васильевны, в замужестве Бегичевой[4][8]. Тут прошло детство его сына — героя Отечественной войны 1812 года Дениса Давыдова[9] и его брата Евдокима[11], прославившегося в Битве под Аустерлицем.

К 1800 году село разрослось, по данным, приведённым в «Экономических примечаниях», которые были составлены к материалам Генерального межевания 1797—1798 годов, в нём находились: «церковь каменная Рождества Христова. Дом господский деревянный. Две мучные мельницы о двух поставах, первая на речке Колочи, вторая на речке Войне», а также 25 крестьянских дворов, 114 дyш «мужеска» и 123 «женска»[3][4][5][8]. Здесь же указано, что 10 дворов — «часть умерших генерал-майора и кавалера Евдокима Алексеевича Щербинина и жены его Александры Осиповны состоит по вексельным претензиям в описи»[4]. За другими владельцами в с. Бородино — действительным статским советником Иваном Гавриловичем Воейковым и гвардии секунд-ротмистром Николаем Петровичем Савёловым — записано семь и восемь дворов[4].

В 1801 году Денис Давыдов уехал из села поступив на военную службу: сначала кавалергардом, потом гусаром[11].

Бородинское сражение (1812)[править | править вики-текст]

В 1812 году судьба возвратила Дениса Давыдова в места, где он провёл своё детство. Вот что он писал о подготовке к Бородинской битве в «Дневнике партизанских действий 1812 года»[8]: «…Мы подошли к Бородину. Эти поля, это село мне были более, нежели другим, знакомы! Там я провёл беспечные лета детства моего и ощутил первые порывы сердца к любви и к славе. Но в каком виде нашёл я приют моей юности! Дом отеческий одевался дымом биваков. Ряды штыков сверкали среди жатвы, покрывшей поля, и громады войск толпились на родимых холмах и долинах. Там, на пригорке, где некогда я резвился и мечтал… там закладывали редут Раевского… Всё переменилось!… Я лежал под кустом леса за Семёновским, не имея угла не только в собственном доме, но даже и в овинах, занятых начальниками. Глядел, как шумные толпы солдат разбирали избы и заборы Семёновского, Бородина и Горок для строения биваков и раскладывания костров…»[11].

Фёдор Николаевич Глинка описывает выбранный для боевых действий плацдарм следующим образом: «Наша боевая линия стала на правом берегу Колочи, — лицом к Колоцкому монастырю, к стороне Смоленска; правым крылом к Москве-реке, которая в виде ленты извивается у подножия высот Бородинских… В Колочу впадают: речка Войня, ручьи — Стонец, Огник и другие безымённые. Все эти реки и ручьи имеют берега довольно высокие, и если прибавить к тому много рытвин, оврагов, по большей части лесистых, и разных весенних обрывов, промоин, то понятно будет, отчего позиций Бородинская на подробном плане её кажется бугристою, разрезанною, изрытою. Леса обложили края, частые кустарники и перелески шершавятся по всему лицевому протяжению, и две больших (старая и новая Московские) дороги перерезают позицию, как два обруча, по направлению от Смоленска к Москве… В середине нашей боевой линии заметны и важны два пункта: Горки и деревня Семёновская. Между ними тянется отлогая высота с лёгким скатом к речке Колоче… Следуя глазами за протяжением главной линии к левой стороне, вы упираетесь на левом фланге в болото, покрытое частым лесом. Тут расположена деревня Утица. Через неё от села Ельни идёт на Можайск старая Смоленская дорога, уже давно оставленная»[13].

Вероятно, что 22 августа, в день занятия русскими войсками позиции для генерального сражения, в доме Давыдовых на некоторое время останавливался М. И. Кутузов[4][14]. Однако, несмотря на ряд документов с пометками «село Бородино», подписанных им накануне битвы 23-24 августа, его Главная квартира разместилась не в Бородино, а в соседней усадьбе Татариново[4].

Во время подготовки к сражению постройки села Бородино были сожжены русскими солдатами перед началом битвы[4]. По воспоминаниям Н. Е. Митаревского

Источник: http://98.139.21.31/search/srpcache?p=%D0%B8%D0%B7...