ы
Цистит мой враг
О сайте

Лучшие врачи города уфы гастроэнтерологи

Самое лучшее
Публикации
Лучшие врачи города уфы гастроэнтерологи
|| 3 February 2015, 00:45

МУ ГКБ №21 городского округа город Уфа РБ – это крупнейшее многопрофильное лечебно-диагностическое учреждение, возглавляемое кандидатом медицинских наук, заслуженным врачом Республики Башкортостан Назиром Хафизовым. Больница считается одним из ведущих лечебных учреждений не только в Уфе, но и в республике. Какова текущая ситуация в больнице, чем она живет сегодня и вообще каков взгляд профессионала на отношение уфимцев к своему здоровью – на наши вопросы ответил Назир Хасанович, с прошлого года депутат Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан.

Назир Хасанович, расскажите, пожалуйста, о себе, о том, как пришли в медицину.

– К своей профессиональной работе приступил более 40 лет тому назад, став в 1968 году заведующим фельдшерско-акушерским пунктом. А что послужило толчком для выбора этой профессии? Могу выделить три основных случая из моей жизни. Во-первых, я в четырехлетнем возрасте очень тяжело переболел дифтерией. Вот почему у меня голос такой. (у Назира Хасановича сипловатый голос – прим. авт.). Во-вторых, когда я был маленький, в нашем доме размещался медпункт, я же рос в деревне (в деревне Айдарали Стерлибашевского района – прим. авт.). У нашей семьи был большой дом, росли восемь детей, но потом кто свою семью создал, кто уехал, мы остались втроем – мама, папа и я. И вот сказали нам: «У вас изба большая, свободная, размещаем медпункт». С тех пор на протяжении нескольких лет в доме находился медпункт, где поначалу работали Петровы. Петровы были влюблены в свою профессию. Юля-апа и Петров-агы, как я их называл, оставили след в моей душе как люди гуманной профессии.

Для меня белый халат олицетворялся с чем-то сказочным. Третья причина, наверное, даже основная, когда мне было лет 7-8 с мамой произошел несчастный случай – она споткнулась и на себя опрокинула самовар, облилась кипятком, получила сильные ожоги. Я побежал в медпункт, а медсестра, работавшая там уже после отъезда Петровых, сказала мне: «Не до твоей мамы, я поехала сдавать отчет». Я, наверное, километра три бежал и кричал: «Я буду, как Петров-агы, не буду, как она». Мне хотелось равняться только на тех людей, которые любили свою профессию. Маме помогли студенты-практиканты, оказали первую помощь. Но глубоко запомнился мне этот случай. Став врачом, я необоснованно людям никогда не отказывал. По крайней мере, жалоб пока никаких не поступало.

Вы награждены медалью «За воинскую доблесть»...

– Во время службы в армии оправдал доверие. Награду дали за спасение жизни солдата и не одного. (В 1968-1970 годах Назир Хасанович служил в рядах Советской Армии – прим. авт.).

Как стали главврачом 21-й больницы?

– Поначалу я работал в больнице №1 на улице Тукаева, которая сейчас стала госпиталем. Больница была одной из элитных, в ней я прошел основную подготовку, потом работал в республиканской больнице врачом-кардиологом. С 1978 по 1981 год был заведующим кардиоревматологического центра Республиканской клинической больницы. В 1981 году перешел в Республиканский кардиоцентр заведующим отделением реанимации, где проработал шесть лет. Мой приход в 21 больницу обусловлен научными изысканиями. Тема кандидатской диссертации связана была с реабилитацией в условиях бассейна тяжело больных пациентов, перенесших инфаркт миокарда. Шамаев Амир Габрахманович предоставил мне такую возможность: «Ты делаешь такое же хорошее отделение, как и в кардиоцентре, а мы разрешаем вам проводить работу в условиях бассейна». Так я оказался в 21-ой больнице.

Мой накопленный за время работы в РКБ и кардиодиспансере опыт пригодился здесь. Одним из тяжелых участков было отделение реанимации с высоким показателем смертности от инфарктов. Мы в течение года уменьшили летальность приблизительно вдвое. Работая с 1987 по 2000 в больнице, возглавлял несколько структурных подразделений, в частности отделение реанимации, токсикологии, реабилитации, информационно-консультативный центр. С октября 2000 года назначен главным врачом. Я не говорю, что с моим приходом больница преобразилась. Просто в том виде, в котором больница существовала в 2000 году, она не могла нормально продолжать работу. И передо мной была поставлена конкретная задача – добиваться высоких показателей работы. Мы вышли на неплохие показатели также и благодаря социальной политике президента республики, правительству, помощи городских властей.

Назир Хасанович, как решились стать депутатом?

– Я в прошлом году избирался впервые, опыта большого в этом деле нет. Но есть определенный опыт жизненный и опыт работы руководителем больницы, поэтому, наверное, меня и выдвинули. Выборы были тяжелые. Но меня поддерживала надежная команда. Я избрался по Белореченскому одномандатному избирательному округу №6. Жители округа больше меня знают по работе в кардиологии, многие мои пациенты звонили, поддерживали, так я и избрался. Теперь стараюсь оправдывать доверие.

В чем особенность 21-й больницы?

– У нас очень много хирургических отделений и очень много специализированных терапевтических, которых в других больницах нет. И поэтому трудности в функционировании больницы определенные есть. Даже если посмотреть на ситуацию с лекарственным обеспечением...

А что с лекарственным обеспечением?

– Конечно, проще, когда в больнице всего одно отделение терапии, а в ГКБ №21 есть отделения неврологии, эндокринологии, кардиологии, нефрологии, аллергологии, гастроэнтерологии, терапии, пульмонологии и пр. Лекарства нужны совершенно разные. И ассортимент лекарственных препаратов у нас выше, как и потребность в них. Нет и критерия финансового – «вам положена такая-то сумма, и больше мы не можем выделить». На какого-то пациента и 100 рублей хватает на лечение, но есть и такие больные, на которых уходит в день по 50, 100 тысяч рублей. Если судить по прошлому году, лекарствами больница была обеспечена неплохо.

Как, на ваш взгляд, идет реализация нацпроекта «Здоровье»?

– По национальному проекту мы получили много оборудования, в частности, полный комплект лабораторного оборудования, маммограф, рентген и многое другое. Конечно, мы сейчас оказываем помощь больным на более высоком уровне. Лабораторная служба больницы выполняет 190 видов исследований по разделам: гематологический, общеклинический, биохимический, иммунологический, гемостаз. Если раньше только в больнице делали все анализы, сейчас этим занимается и поликлиника. Там создана лаборатория.

Сейчас на Западе не утихают споры вокруг эвтаназии. Подогревает споры недавно вышедший на экраны документальный фильм. Что думаете о проблеме эвтаназии?

– Не могу сказать, что я согласен с эвтаназией. Мы живем в многонациональной республике, у каждого свои представления о религии. Единых стандартов быть не может. Есть традиции. Необходимо считаться с ними, ведь как говорят «Бог жизнь дал, бог и взял». Я знаю, скольких мы спасаем, на моих глазах это все происходит. Так, и в нашей семье не так давно произошло несчастье. Моего племянника сбила машина, он находился практически четыре месяца без сознания. Он сейчас пришел в себя, проблема есть с ногами, но после операции он начал вставать. Прошло с тех пор почти два года, деятельность мозга восстановилась, хотя шансы были небольшие. Чудеса случаются. Коль чудеса выздоровления происходят, значит, торопиться не следует. Но это мое личное мнение. Многие, думаю, согласятся.

Характер массовых иногда стали приобретать заболевания гепатитом А и В… Чем, на ваш взгляд, это вызвано? В последние годы к нам в массе своей стали возвращаться болезни, о которых лет 10-15 назад все уже успели порядком подзабыть – туберкулез, малярия, полиомиелит и другие.

– Болезни тоже приспосабливаются, адаптируются к антибиотикам, даже грипп – каждый раз приходит новый. Некоторые лекарства вообще не действуют на эти болезнетворные палочки. Снижается и иммунитет людей. Почему? Я вспоминаю свои детские годы, никогда такого не было в деревне, чтобы женщина употребляла алкоголь. Или чтобы дети, не стесняясь, курили, сейчас чуть ли не с четвертого класса начинают курить, некоторые даже и выпивают. Как сказано, береги честь смолоду, здоровье нужно тоже беречь с детства. Почему-то такая практика в школах, в институтах не прививается. В молодости внимания на здоровье не обращают, а потом уже иммунитет снижается, восприимчивость к патогенной флоре возрастает. Люди стали чаще отказываться от прививок, от флюорографических исследований, следовательно, можем встретить и запущенную форму туберкулеза. Эта болезнь протекает незаметно, туберкулез – хамелеон всех болезней. Снижение иммунной системы, восприимчивость организма, восприимчивость патогенной флоры к различным лекарствам – таковы основные факторы распространения вышеперечисленных болезней.

А стоит ли делать прививки от гриппа, оправдывают ли они свое назначение?

– Вообще должно быть как минимум 30% населения привито. Конечно, проследить эффективность прививок очень сложно, но в прошлом году мы не наблюдали большого роста заболеваемости гриппом. Я считаю, что во многом это именно прививки помогли.

У вас, наверное, новогодние праздники – горячая пора?

– Да, с этим нельзя не согласиться. Через отделение токсикологии в больницу за семь дней праздников поступило 66 человек на фоне злоупотребления алкоголем, еще 33 больных получили лечение в реанимации в основном по той же причине. Очень много людей поступило с аллергическими реакциями, никогда такого не было, чтобы 23 человека попадали в аллергологию за 7-8 дней. Наши люди не только алкоголем злоупотребляют, но и переедают. В травмпункте выдали 350 больничных листов. В стационар меньше людей поступало. С более мелкими травмами обращаются прежде всего в травмпункт.

Чем живет больница сегодня?

– Все больницы города разные. По оснащенности больница, может, в чем-то уступает, но мы и опережаем в чем-то другом. По количеству эндоскопических операций мы одно из ведущих клиник в Уфе. У нас сильная гинекология, травматология, проктология, хирургия, терапия. Неплохая аллергология. Мы ежегодно оказываем экстренную и плановую помощь около 44 000 больным. В составе больницы функционируют 21 клинических, 12 параклинических отделений и поликлиника. Кадровый состав больницы высококлассный. Я очень благодарен коллективу.

Какими качествами должен обладать специалист, чтобы стать хорошим врачом?

– Прежде всего, любить свою работу. И это касается любой профессии. Разумеется, не стоит забывать, что есть такие понятия как сострадание и сопереживание. Это особенно важно в нашей деятельности. Нужно относиться к больному с теплом и пониманием. Зачастую необходимо поставить себя на его место. Врач должен быть отзывчивым. Проявлять бездушие, отказать, не послушать, не посмотреть больного – для меня это неприемлемо. В медицине не должно быть такого. Как говорят многие профессора, врач – это профессия от Бога. Есть люди, которые случайно заканчивают мединститут, потом ни одного дня не работают по профессии. Какие мотивы? Непонятно. Ведь медработники обучаются семь лет, сдают самое большое количество зачетов и экзаменов. Требования к врачам высокие. Мне приходится совмещать работу с чтением лекций на кафедре токсикологии. По крайней мере, студенты есть талантливые. Видно, кто хочет работать по профессии, а кто – нет.

Как относитесь к династиям врачей?

– В моем роду медицинских работников не было. А дети пошли по моим стопам. Дочка – гинеколог. Сын – хирург. Дочка давно работает в нашей больнице. Может, и внук будет медиком, так его родители – врачи. Многие качества прививаются с детства. Как любая профессия, если в нее углубиться, она засасывает, больше ты ничего не видишь.

Сейчас появилось огромное количество литературы по нетрадиционным методам лечения, авторы которых нередко именуют себя дипломированными специалистами, членами каких-либо медицинских нетрадиционных центров и ассоциаций. Как вы считаете, чего здесь больше – вреда или пользы?

– В медицине чудес много происходит. Я знаю одного человека, который помогает при заболеваниях позвоночника. Хотя его медицинское образование – на уровне училища. Он когда-то работал танцором. Его бабушка была костоправом, ему передался этот дар. А что касается таких личностей, как Кашпировский, Чумак – это не то. Нетрадиционная медицина – она есть, была и будет, скорее всего. Но каждый не может заниматься нетрадиционной медициной. Недавно в Америке обнаружили в больнице врачей, которые не обучались медицине. Да, можно чему-то научиться, но это же не говорит о том, что они профессионалы. И в нетрадиционной медицине точно также.

Сейчас все чаще появляются частные клиники, ваше отношение к платной медицине?

– Я вижу, как две клиники рекламируют свои услуги. Они говорят, что вылечивают от каких-то заболеваний за один раз. Такого не бывает. Потом мы долечиваем после них, порой, запущенные болезни. Платная медицина – не гарант. А гарантии должны быть. Гарантом в клиниках, как правило, выступает лишь договор, в котором предусматривается строка «побочные действия изучил». Как говорится, платные клиники вне жалоб. Но есть, наверное, и хорошие платные больницы.

Применяете ли нестандартные методы в диагностике и лечении?

– Ежедневно проводятся уникальные операции с использованием малоинвазивных технологий, ежегодно внедряется около 60 новых методик диагностики и лечения. Первыми эндоскопические операции на кишечнике мы ввели. Более 50 больных прооперировали. Это такие пациенты, которые лежали месяцами. А сейчас – утром оперируем, уже к вечеру пациенты могут вставать, на следующий день – передвигаться по палате. Медицина шагает вперед.

У вас лично у больницы есть девиз?

– Я думаю, он един для всех – «Своевременно оказать квалифицированную помощь и создать оптимальные условия пациентам».

Источник: http://ufa1.ru/text/person/64046.html